События

«Затерянный мир» в крымской пещере

2 Августа 2018

В июне 2018 г. в Крыму при прокладке новой федеральной автотрассы «Таврида» в районе пос. Зуя примерно в 15 км к востоку от г. Симферополя был вскрыт вход в неизвестную ранее большую карстовую пещеру.

1.jpg

Первыми в случайно открытую пещерную полость проникли неизвестные «черные копатели», они незаконно вынесли некоторое количество костей ископаемых животных. Следующим посетителем пещеры, к счастью, стал настоящий энтузиаст-исследователь, спелеолог по призванию и геоморфолог по образованию, выпускник географического факультета КФУ Павел Оксиненко. Он сообщил ученым о новой пещере и множестве ископаемых костей в ней, после чего в пещеру спустились сотрудник Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Дмитрий Старцев и спелеолог Геннадий Самохин с группой студентов. Ими была обследована пещера, составлен план ее трех основных коридоров, ответвлений и небольших залов.

2.jpg

В двух небольших камерах пещеры было обнаружено большое число костей ископаемых животных. По просьбе руководства КФУ, направленной в академические институты, для сбора ископаемых остатков и предварительного изучения места их захоронения была оперативно сформирована группа специалистов-палеонтологов, имеющих спелеологическую подготовку. В ее состав вошли Александр Лавров (Палеонтологический институт им. А.А. Борисяка РАН, Москва), Дмитрий Гимранов (Институт экологии растений и животных Уральского отделения РАН, Екатеринбург) и Дмитрий Старцев (КФУ), а также крымские спелеологи под руководством Геннадия Самохина.

3.jpg

На сегодняшний день установлено, что основные костеносные слои имеют возраст более 1.6 млн. лет (ранний плейстоцен), тогда как другие известные пещерные ископаемые комплексы в России обычно датируются поздним плейстоценом (возраст менее 125 тыс. лет). Здесь обнаружены кости южного слона, носорога Мерка, медведя Денингера, этрусского волка, саблезубого тигра гомотерия, кости очень крупного страуса, верблюда, мелкой стеноновой лошади, бизонов, оленей, нескольких видов винторогих антилоп, зубы двух видов гиен, дикобраза и других животных. Также присутствуют кости животных среднего плейстоцена (400–200 тыс. лет).

В пещере и на поверхности, вблизи входа, были обнаружены кремневые орудия и кремневые отщепы, выполненные древними людьми, которые жили вблизи пещеры и, возможно, использовали формы карстового рельефа для загонной охоты. Возможно, древние люди обитали в окрестностях пещеры во время позднего этапа накопления костного материала в пещере. Такое сочетание находок делает этот район уникальным памятником природы и истории.

Вход в пещеру, случайно пробитый ножом бульдозера, имеет вид отверстия 2 × 2 метра в кавернозном известняке, выполняющем свод пещеры. Известняк так изъеден эрозией, что напоминает соты гигантских пчел. В вертикальный проход вставлена пятиметровая пожарная лестница, по которой нужно спускаться, держась за протянутые веревочные перила. Спустившись на небольшую каменную «полочку», изъеденную большими кавернами, нужно пробраться между зияющими провалами и затем спуститься по второму, восьмиметровому маршу лестницы. Узкий извилистый горизонтальный ход ведет вглубь пещеры. Отложения дна пещеры необычны. Это не пещерная монтмориллонитовая глина, переотложенная временными водными потоками, а очень рыхлая красноватая алевритистая глина. Это переотложенная кора выветривания миоценового возраста, которая залегает на дневной поверхности между современным почвенным горизонтом и поверхностью закарстованного известняка – древняя погребенная почва, сформировавшаяся в теплом тропическом климате, так называемая «терра роса». По многочисленным трещинам эти отложения просачивались с дождевыми водами в полость пещеры. Шурфовка на дне коридора пещеры показала, что более чем на метр отложения сложены из этой переотложенной «терра роса». Глубже находятся типичные для пещер слоистые отложения временных водотоков, с обломками породы и окатанными водой фрагментами костей. Кроме красноватой породы местами на полу пещеры видны высыпания кучек современного черноземного слоя почвы, имеются кости современных животных.

Проход причудливо виляет влево и вправо. Временами приходится опускаться на четвереньки или ползти на животе. Коридор завален большими каменными глыбами. Приходится втискиваться в щели между ними, то головой вперед, то ногами, проверяя наличие опоры в глубине открывающихся расщелин.

Пещера необычайно теплая, здесь не 5–10 градусов, как обычно в пещерах Крыма и Кавказа, а около 20 градусов. Но кислорода меньше нормы и, как на подводной лодке, интенсивные движения быстро приводят к тяжелой одышке. Наконец, в стене пещерного коридора видно небольшое отверстие, чуть больше лаза для кошки. Это «шкуродёр» – любимый аттракцион спелеологов. В «шкуродёр» не пролезает даже голова в каске. Нужно снять каску и толкать ее перед собой. Просунув в проход одну руку, а потом плечо, нужно выдохнуть и постараться, как червяк, втянуться в отверстие…

За «шкуродёром» находится небольшой грот примерно 4 × 10 метров, где можно выпрямиться в полный рост. Ископаемые кости встречались здесь часто на всю глубину отложений – до отметки 1.5 метра. Взятые послойно (через каждые 10 см глубины) около 300 кг грунта на промывку покажут наличие костей мелких млекопитающих (грызунов, летучих мышей), что позволит получить дополнительную информацию о времени и условиях формирования костеносных слоев пещеры. А теперь стоит представить себе обратный путь из пещеры с грузом костей и мешков с грунтом…

4.jpg

Все эти особенности затрудняют поиски, сбор и извлечение палеонтологического материала. Уникальный памятник требует всестороннего тщательного исследования с просеиванием и промывкой поквадратно извлекаемого грунта. Костеносные отложения пещеры не могут быть исследованы быстро за один-два месяца в ходе так называемых «охранных» раскопок. На исследование пещеры и извлечение костного материала может понадобиться два-три года.

Таким образом, в Крыму открыт уникальный для России многослойный памятник плейстоценового возраста, по своему значению и богатству фауны сопоставимый с наиболее знаменитыми пещерными палеонтологическими местонахождениями мира. В конце июля с.г. директор Палеонтологического института им. А.А. Борисяка РАН академик Алексей Лопатин обратился к руководству Российской академии наук с просьбой поддержать идею о необходимости проведения полномасштабной научной экспертизы памятника.